Внедрение биометрической слежки с рождения в России


Внедрение биометрической слежки с рождения в России


Правительство внедряет государственную биометрическую идентификацию граждан в образовательных, медицинских, муниципальных и частных «услугах».


Исполнители проекта «электронно-биометрический концлагерь», курируемого из-за пределов России, продолжают развивать наступление при полном содействии всех ветвей власти. Осенью прошлого года СМИ приводили аналитику от Центробанка, согласно которой народ у нас шагает в биометрическое стойло очень неохотно. Граждане осознают огромные риски от передачи своих незаменимых (в отличие от паролей, адресов почты, номеров телефонов и т.п.) лиц, голосов, отпечатков пальцев «третьим лицам», не покупаются на басни цифролоббистов о «комфорте и безопасности». И чтобы оцифровка личностей, которая на самом деле нужна исключительно для тотального учета, контроля и управления населением из единого глобального центра, не буксовала, «наш» регулятор и «наше» Правительство решили распространить биометрическую идентификацию на все (!) сферы общественной жизни, сделать эту систему государственной и всячески подталкивать к регистрации в ней, оказывая госуслуги только после сдачи биометрии. Собственно, наш материал о том, как для народа постепенно сужают размеры цифроконцлагерной камеры.

К концу прошлого года в Единой биометрической системе, оператором которой является вроде как государственное ПАО «Ростелеком», числилось всего около 30 тыс. образцов изображений лиц и голосов граждан России, из которых лишь полторы тысячи обратилось за удаленными услугами. Ну что поделаешь – не торопятся наши «непрогрессивные» граждане отдавать свою жизнь в управление невнятному «искусственному интеллекту», для «обучения» которого необходимо установить за каждым слежку и постоянно скармливать ИИ наш «цифровой след». Ну никак не хватает у нас сознательности, чтобы постоянно находиться под наблюдением и сообщать представителям власти, ростовщикам, операторам и еще Бог весть кому обо всех своих перемещениях, покупках, интересах и приоритетах. И в ответ «заботливое» Правительство решило… наделить Единую биометрическую систему (ЕБС) статусом государственной!
На прошлой недели «Известия» сообщили об этом со ссылкой на Минцифру и «Ростелеком» . Сферу применения биометрии будут расширять на образовательные, медицинские и муниципальные услуги. Этому дается крайне интересное объяснение, ну совсем уж откровенное – таким образом власти надеются на ускорение наполнения биометрической базы данных населения (!), а также на более активное пользование «услугами» по биометрии (!). То есть ЕБС постепенно просто делают добровольно-принудительной, как и ЕСИА, и портал госуслуг, которые превращают в основные способы общения граждан с государством. Также сообщается, что сейчас обсуждается вариант государственно-частного партнерства, при котором все права на ЕБС передаются государству, а оператором остается все тот же «Ростелеком».

«На базе единой биометрической системы будут оказываться государственные, муниципальные и коммерческие высокорисковые услуги, осуществляться доступ к персональным данным и совершаться юридически значимые действия. Единая биометрическая система также может стать доверенной для получения облачной квалифицированной электронной подписи, удалённого судопроизводства, дистанционного образования, услуг связи, нотариальных, финансовых и многих других сервисов», – сообщили по этому поводу в «Ростелекоме», добавив, что «сейчас сфокусированы на использовании существующих биометрических модальностей: лица и голоса, поскольку здесь уже выстроена регистрации данных, а применение не требует какого-то специального оборудования», но при этом «также рассматривается возможность применения новых модальностей для отдельных сценариев, например распознавание по рисунку вен ладони». .

Удалённые суды, дистанционное обучение, любые юридически значимые действия и, главное – коммерческие высокорисковые услуги… Обратите внимание, как высоко цифровики во власти поднимают статус биометрической идентификации человека, совсем не считаясь с тем, что слепок лица/голоса можно легко похитить. Они чётко хотят сделать доступ ко всем основным государственным и коммерческим операциям в обществе биометрическим (!). И самое печальное, что у них имеются все необходимые для этого закладки в законодательство.

Вот всего лишь один из многих свежих примеров активности биометрических лоббистов: 21 июля русская служба BBC со ссылкой на документы тендера, объявленного 9 июля, сообщила, что в четверти вагонов московского метро будут установлены камеры с функцией распознавания лиц. Поскольку в настоящее время эксплуатационный парк метрополитена насчитывает около шести тысяч вагонов, к концу года камеры будут установлены примерно в 1,5 тыс. вагонов (в каждом вагоне установят восемь камер, которые способны осуществлять распознавание и сортировку лиц пассажиров). И самое печальное, что 152-ФЗ «О персональных данных» в ч.2 ст. 11 содержит огромное количество исключений, при которых согласие гражданина на обработку его биометрии не требуется: тут и законодательство об обороне, о безопасности, о противодействии терроризму, о транспортной безопасности, о борьбе с коррупцией и т.д. Все это словно специально было написано не для того, чтобы защитить нашу гарантированную Конституцией личную и семейную тайну и защиту ПД, а напротив – узаконить её уничтожение.

Если продолжить разговор о Москве, то полномасштабное функционирование системы распознавания лиц на улицах и во дворах развернулось в столице с января 2020 г. Примерно тогда же столичный мэр Собянин С.С. объявил о том, что до конца года система распознавания лиц доберётся до метро. В настоящее время московская мэрия использует 170 различных информационных систем, которые в совокупности реализуют концепцию «Умного города». Каждые сутки уличная система распознавания лиц осуществляет обработку десятков миллионов снимков. Она работает в тесной связки с базами ГУВД и способна определить человека, опираясь на фотографию-образец, например, из паспорта.

Внедрение биометрической слежки с рождения в России


Пример работы системы биометрической слежки
Несмотря на заявления московского правительства о том, что система распознавания лиц обрабатывает данные в обезличенном виде, коронавирусный концлагерный режим последних месяцев отлично показал, что при необходимости она может легко использоваться для персональной слежки. Во время псевдокарантина (режима «повышенной готовности») в столичном регионе камеры успешно применялись для выявления нарушителей режима самоизоляции и пассажиров авиарейсов, которые контактировали с заражёнными коронавирусом гражданами. Причём ещё до коронавируса гражданские активисты проигрывали в судах иски о незаконности биометрической слежки – судьи давали крайне интересную формулировку: оказывается, эта система «законна потому, что не запрещена и направлена на реализацию публичных государственных задач» .

***


Перейдём к ключевой биометрической подтеме, которая особенно волнует родителей по всей России. 15 июня с.г. издание «Ведомости» взорвало настоящую информационную бомбу, сообщив , что камеры с функцией распознавания лиц системы Orwell 2k (дочерние компании «Роснано» Чубайса и «Ростеха» Чемезова) появятся во всех российских школах. Мы подробно разбирали данную информацию, в том числе законность такой слежки за детьми, работниками школы и родителями , а вот скрин из сообщения «Ведомостей», согласно которому региональные департаменты образования подтвердили информацию, содержащуюся на сайте госзакупок – сумма контрактов для Национального центра информатизации («дочки» «Ростеха») составила более 2 млрд. рублей.
Внедрение биометрической слежки с рождения в России

А потом начались очень интересные опровержения: подрядчик госзакупки НЦИ 16 июня заявил , что установка биометрических камер во всех школах страны не планируется – дескать, 1,6 тыс. школ в 12 регионах были оснащены биометрическими камерами в 2019 году, и на этом пока все. В других сообщениях от имени НЦИ заявляется, что поставки камер все-таки будут во все школы страны, однако документация аукционов, по которым работает организация, не предполагает использования технологии распознавания лиц – то есть это якобы будут обычные камеры наблюдения.

Звучит убедительно? Да нет, не очень. Чтобы понять лукавство подобных «опровержений», дадим слово представителю компании-разработчика программного обеспечения для школьных камер наблюдения «Элвис-Неотек» (портфельная компания «Роснано») Евгению Лапшову:

«Школьная система видеонаблюдения будет работать на базе модуля NTechLab, который распознает лица в толпе, сверяет их с данными из стоп-листов и отправляет уведомления охране в случае совпадений. Эту технологию можно использовать и для родительского контроля – например, объединить её с электронным дневником и автоматически отправлять родителям уведомления о времени прихода их детей в школу. При этом все данные о учениках будут храниться на локальных серверах школ, и попасть в эту базу они могут только с письменного согласия родителей. Система будет охватывать ВСЮ ШКОЛУ (выделено «Катюшей»), а не только турникеты на входе».

Такую информацию даёт «Комсомольская правда» от 16 июня с.г. – мол, в 1600 школах данная система уже установлена, а в дальнейшем биометрические камеры появятся во всех школах России – и в НЦИ якобы заявляют о том же.

А вот и информация из официального пресс-релиза «Элвис-Неотек», размещённого 16 июня на сайте официозной «Российской газеты» :

«До 2024 года министерство просвещения планирует оснастить системами безопасности более 43 тыс. камер общеобразовательных учреждений в рамках федерального проекта «Цифровая образовательная среда», входящего в нацпроект «Образование». Также будет установлена система для видеонаблюдения и помощи в дистанционном обучении в классах. Основная цель – обеспечение безопасности обучающихся, а также создание технологической основы для дистанционного обучения».

Вот тут всю становится уже куда более понятно. Установка биометрических камер высокого разрешения с системой «умной слежки», оказывается, обусловлена федеральным проектом ЦОС и финансируется из федерального бюджета в рамках средств на нацпроект «Образование». ЦОС, как недавно подробно разбирала «Катюша» стартует в качестве масштабного образовательного эксперимента форсайтщиков в лице Германа Грефа, Дмитрия Пескова и прочей братии в рамках всей страны (на первом этапе – в 14 пилотных регионах) и предусматривает образование с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий на постоянной основе и по всей России, независимо от места нахождения школьника. Это полный перевод традиционного очного обучения в классе при «живом» общении с учителем в «онлайн- и офлайн-режимы» с многочасовым просиживанием школьника перед экраном монитора.







У внедрения биометрической слежки в школах есть давняя предыстория. Еще в июле 2018 года экс-министр просвещения Ольга Васильева безапелляционно заявила, что в школах будут установлены камеры для распознавания лиц, позволяющие идентифицировать всех входящих в учебное заведение по лицу (ntv.ru/novosti/2045929), чем шокировала родительскую общественность. Так или иначе, планы цифролоббистов были озвучены совершенно конкретно – и исходили они непосредственно от главы ведомства. Таким образом, региональные министерства образования получили недвусмысленный намёк…

«Сейчас у нас есть десятки вариантов охранных систем, но система идентификации по лицу – не только надёжная, но и дешевле, чем многие другие. Она не позволит пропустить в школу посторонних», – заявила тогда Васильева.

А вот официальная информация с сайта Минпросвета от 10 апреля 2020 г. – в самом начале коронавирусной истерии :

«Министр просвещения Сергей Кравцов и министр науки и высшего образования Валерий Фальков провели встречу с руководителем Госкорпорации Ростех Сергеем Чемезовым, во время которой министрам были представлены 13 разработок… / … / для комплексного оснащения учебных заведений: системы контроля доступа с распознаванием лиц и определением температуры тела учеников и педагогов, камеры наблюдения, системы для онлайн-трансляций и многое другое».

«Возможность получать знания дистанционно очень важна для современной школы, и не только в период вынужденной изоляции, как сейчас: она пригодится, если ребёнок по болезни не может посещать школу, также, например, в дистанционном формате можно преподавать какие-то предметы в школах, где не хватает учителей, или на отдалённых территориях. Важно сохранять контакт педагога и ученика», – отметил Сергей Кравцов.

Также сайт Минпросвета сообщает:

«В числе ключевых разработок – комплексная система контроля и учета доступа: оборудование позволяет в режиме реального времени определять, кто заходит в школу, отказывать в доступе посторонним. Также была представлена купольная IP-камера для дистанционного обучения. Благодаря высокому разрешению в 5 мегапикселей и высокочувствительной матрице с мощным шумоподавлением и компенсацией фоновой засветки камера передаёт изображение высокой чёткости. Это позволяет отчётливо видеть на экране, что преподаватель пишет на доске».

Как следует все это понимать? А так, что дистант по указке министерства просвещения в тесной связке с цифролоббистами будет внедряться массово, планомерно и независимо от каких-либо внешних обстоятельств. Причём это лукавое действо являет собой прямое продолжение антиреформ министров-предшественников Кравцова и Фалькова – оптимизаторов-ликвидаторов школ и учителей Фурсенко-Ливанова. Смотрите, Кравцов откровенно заявляет, что в случае нехватки учителей или отсутствия школы в каком-либо селе/деревне детей в этих местах можно просто переводить на дистант. Новые учителя больше не нужны, да и школу можно иметь всего одну на целый район – а для остальных детей будет организован вредный для психики и организма электронный суррогат с просиживанием полдня перед монитором. Отличная «оптимизация», экономия средств, да ещё и миллиардные заработки для конторы госолигарха Чемезова (и чиновникам из Минпросвета и регионов, как нам кажется, перепадёт очень немалый кусок от этих госконтрактов).

То есть уже сейчас понятно. Нашпиговка школ биометрическими камерами коснётся не только коридоров, залов и лестниц – они будут установлены и в классах. Причём не только с целью тотальной слежки, а чтобы организовать дистанционное обучение для тех, кто по разным причинам не сможет находиться в классе, либо, как в период объявленной «профилактики коронавируса», в классе будет присутствовать только учитель, а ученики будут наблюдать за его действиями через компьютеры, сидя дома на «самоизоляции».

А вот, в качестве ещё одной яркой иллюстрации, слова министра образования Калужской области Александра Аникеева из его интервью местной радиостанции :
«Это наша огромная удача, что мы оказались в этом эксперименте. Мы будем в числе 14 регионов пилотировать внедрение ЦОС… Школы получат современные способы обеспечения безопасности: системы контроля и управления доступом, видеокамеры, их довольно много, причём с очень хорошим качеством, которые используют технологию распознавания лиц и все остальное. Это все появится в школах…»

Наконец, нельзя не упомянуть в этой истории официальные ответы от региональных министерств образования и собственно из Минпросвета. С середины июня, почти сразу после появления новости-бомбы от «Ведомостей», родители присоединились к обращениям Общественного уполномоченного по защите семьи и начали задавать чиновникам неудобные вопросы : на каком основании и в каком порядке в школах вводится система распознавания лиц, как будет реализовано конституционное право на образование для отказников от неё, как будут защищены и где будут храниться персональные данные наших детей и т.д. Большинство ответов чиновников от образования из регионов, которые имеются в распоряжении редакции «Катюши», можно отнести к категории «я – не я, и лошадь не моя». Чиновники на голубом глазу отвечают, что не располагают информацией о внедрении биометрических камер в школах своих регионов, не намерены комментировать сведения из СМИ, не получали никаких указаний по установке камер от Минпросвета и т.п.

А вот довольно развёрнутый ответ из федерального министерства от 9 июля с.г., который имеет смысл привести целиком:
Внедрение биометрической слежки с рождения в России

Внедрение биометрической слежки с рождения в России

Внедрение биометрической слежки с рождения в России

Основные выводы, которые можно сделать из данного ответа, неутешительны. Во-первых, Минпросвет прямо заявляет о том, что в рамках «антитеррористической защищённости» по соответствующему Постановлению Правительства в школах можно устанавливать камеры видеонаблюдения. Во-вторых, в ведомстве прямо ссылаются на тот же 152-ФЗ «О персональных данных», согласно которому в случае законов об обороне, безопасности и борьбе с терроризмом согласия на обработку биометрических ПД от гражданина не требуется. То есть оспорить такие действия в суде гражданам будет проблематично. Ну и в-третьих, в министерстве просто для подстраховки умывают руки и переводят всю ответственность за внедрение биометрического концлагеря в школах на регионы (ссылаясь на то же Постановление Правительства): дескать, решать вопросы с камерами должны непосредственно директора школ и руководители муниципалитетов/регионов, которым эти школы подведомственны. Ну чтобы совсем уж откреститься от данной темы, в ведомстве уточняют:

«Минпросвещения России в органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющие государственное управление в сфер образования, не направлялись рекомендации по оснащению образовательных организаций системой видеонаблюдения с функцией распознавания лиц».

Ну, вы поняли. Информация, изложенная «Ведомостями», прямо не опровергается, а если что – биометрия в школах якобы является целиком инициативой региональных властей. А региональные власти, в свою очередь, заявляют о том, что никаких директив о внедрении камер с распознаванием лиц из федерального центра не получали, но при этом в рамках бюджетных вливаний, в рамках участия в эксперименте ЦОС и т.п. данные камеры будут массово устанавливаться.

В качестве наиболее вменяемого ответа из регионов по биометрии в школах приводим письмо министерства образования Приморского края от 6 июля с.г.:
Внедрение биометрической слежки с рождения в России

Внедрение биометрической слежки с рождения в России

Тут нам объясняют, что внедрение системы Orwell от Чубайса-Чемезова в школах действительно происходит, но не по всей стране, а в качестве пилотного проекта в ряде регионов – и осуществляется это вообще в рамках нацпрограммы «Цифровая экономика» (а не в рамках ЦОС/нацпроекта «Образование»). И ниже даётся самое важное уточнение: использование данной системы допустимо только с письменного согласия всех участников образовательного процесса, в том числе – родителей (законных представителей обучающихся), без этого занесение их лиц в базы данных не производится. Обратите внимание – какой полнейший контраст с ответом из федерального министерства, приведённым выше. В нем чиновница Костюк пытается со ссылками на антитеррор и ФЗ «О персональных данных» убедить родителей, что их согласия на использование подобных камер и обработку биометрических ПД детей вообще никто не спрашивает!

Итак, как видим у цифровизаторов всея Руси все очень тесно переплетается. Здесь в связке работает и пилотный федеральный проект «Цифровая образовательная среда», являющий собой дистанционное онлайн-обучение, и планы по внедрению биометрических камер во всех школах, которые реализуются под прикрытием той же ЦОС и нацпрограммы «Цифровая экономика» – и эти же камеры, распознающие лица, впоследствии будут использованы для организации дистанта на базе школьных классов. В эту же копилку кладём и законопроект о введении экспериментальных правовых режимов в любой части России (который принят Госдумой по рекомендациям президента ), куда при активном лоббировании ростовщика-трансгуманиста Германа Грефа было включено неограниченное экспериментирование над очным образованием. Кроме того, Правительством уже подготовлен проект исключения из законодательства права на сбор биометрии граждан только после их письменного согласия – то есть можно будет беспрепятственно наводнять школы камерами с распознаванием лиц, за что и ратовал недавно г-н Греф во время общения с президентом Путиным.

Уже совершенно понятно, что активно внедряемое новое экспериментальное «цифровое право» - это почва для внедрения той же биометрии и удалёнки с последующим полным контролем за детьми, подростками и взрослыми «искусственным интеллектом». Причём не только в образовании, а вообще во всех сферах жизни. Тем, кому такое будущее не кажется светлым, удобным и комфортным, пора задуматься о самоорганизации и цифровом сопротивлении. О соответствующих общественных акциях мы обязательно будем уведомлять читателей.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: