В тюрьму за самооборону: жизнь или свобода?


В тюрьму за самооборону: жизнь или свобода?


Новейшая история Российской Федерации полна случаев, когда человек, подвергшийся нападению, оказывался на скамье подсудимых и получал больший срок, чем напавший на него преступник. Нет смысла перечислять их все, интернет пестрит инцидентами такого типа, например:


Вечером 7 апреля 2012 года в городе Богородицке Тульской области четверо вооруженных грабителей ворвались в дом, где проживают предприниматель Гегам Саркисян, его жена, взрослая дочь и четверо малолетних детей, младшему из которых было на тот момент около года. Преступники избили членов семьи, но мужчина смог схватить кухонный нож и нанести троим нападавшим удары, от которых они скончались. Четвертый грабитель скрылся. Хозяин дома госпитализирован, остальным членам семьи оказана медицинская помощь.

Глава СК Тульской области Сергеева заявила о возможном превышении необходимой самообороны бизнесменом. По ее словам, на это указывает характер ранений, от которых скончались грабители.
В тюрьму за самооборону: жизнь или свобода?

Предприниматель Гегам Саркисян и его семья

К слову сказать, мнение СК Тульской области поменялось на диаметрально противоположное после того, как в защиту потерпевшего (которым безусловно является хозяин дома) выступил тогдашний губернатор Тульской области Груздев В.С., написавший в своем Twitter: «Он настоящий мужик, и в обиду его не дадим!»

В данном случае, к счастью, всё закончилось благополучно. Но существует огромное количество дел о превышении самообороны, когда жертвам нападения в лучшем случае вменяли статью 108 УК «Убийство при превышении пределов необходимой обороны», а в худшем – ранее упомянутую статью 111 УК «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека… повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего), или статью 105 «Убийство».

39-летнюю жительницу Находки Галину Каторову, ударившую ножом избивавшего и душившего ее мужа, арестовали по делу об убийстве (ч. 1 ст. 105 УК). Позже обвинение переквалифицировали на причинение тяжких телесных повреждений, приведших к смерти (ч. 4 ст. 111 УК). Находкинский городской суд приговорил ее к трем годам заключения, но в дальнейшем Приморский краевой суд отменил это решение и полностью оправдал Каторову.
В тюрьму за самооборону: жизнь или свобода?

Галина Каторова с дочерью
Вопрос в том, сколько невиновному человеку придётся отсидеть в тюрьме, прежде чем удастся добиться оправдательного приговора?

Законы и правоприменительная практика



Российский закон вполне приемлемо описывает допустимую самооборону в Статье 37. Необходимая оборона УК РФ:

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно несоответствующих характеру и опасности посягательства.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Казалось бы, всё ясно, если есть прямая угроза жизни, то никаких ограничений на самооборону не может быть в принципе, даже если нападающему нанесли 100 ударов ножом или изрешетили из «Сайги» (статья 1).

Пункт 2.1 конкретизирует ограничения пункта 2, если нападение произошло внезапно, то никакого превышения всё также быть не может.

Ну и наконец пункт 3 данной статьи прямо говорит, что возможность убежать или вызвать полицию не является основанием для отказа в праве на самооборону. Иными словами, если к Вам ломятся в дом, баррикадироваться и ждать пока приедет наряд полиции не обязательно и можно решать вопрос самостоятельно.

Казалось бы, с таким законом, а также с честными, компетентными и неподкупными судьями и сотрудниками полиции никаких проблем с самообороной быть не должно. Но правоприменительная практика полностью опровергает данное утверждение. Судя по всему, задача посадить обороняющегося является у правоохранительных и судебных органов чуть ли не «делом чести».

Юлию Лопатину обвинили в убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны. Согласно приговору, вынесенному Шпаковским судом Ставропольского края в сентябре 2018 года, Лопатина находилась в квартире со своим знакомым С.Д. В., который был в состоянии алкогольного опьянения. Женщина объявила ему о своем желании расстаться. На этой почве возникла ссора, мужчина стал бить ее ладонями по лицу, пытался задушить, таскал по полу за ноги, выкручивал палец на руке, склонял ее к половому акту и угрожал убить ее принесенным с кухни ножом. Опасаясь за свою жизнь, Юлия Лопатина подобрала упавший с пола нож и ударила им несколько раз мужчину в область груди и живота. Он скончался. Юлию Лопатину приговорили к 1 году и 9 месяцам ограничения свободы. В приговоре уточняется, что Лопатина превысила пределы необходимой обороны, поскольку «является кандидатом в мастера спорта по дзюдо, было бы достаточно применить прием самообороны».

Полный текст приговора № 1-124/2018 1-431/2017 от 19 сентября 2018 г. по делу № 1-124/2018.

А как же п. 3 ст. 37 УК РФ: «Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки…»?

Или возьмём к примеру, трагически закончившийся случай, когда сотрудник ГРУ Никита Белянкин был зарезан в ходе драки в Подмосковье. Исходя из решения Шпаковского суда Ставропольского края, в случае, если бы он воспользовался ножом или пистолетом, ему однозначно светила бы статья за превышение самообороны, он же «работал в ГРУ», должен так справиться? Возможно, будь Никита Белянкин уверен, что в случае самообороны не сядет в тюрьму за превышение, он действовал бы более жёстко и решительно, применил бы подручные предметы или оружие, чем смог бы сохранить себе жизнь. Это наглядный пример огромного вреда, который причиняет криминализация законной самообороны.
В тюрьму за самооборону: жизнь или свобода?

Убитый сотрудник ГРУ Никита Белянкин

Поскольку несмотря на вполне адекватные положения УК РФ в части самообороны правоприменительная практика явно показывает односторонний перекос в принятии решений в делах по самообороне, в 2012 году Пленумом Верховного суда были даны разъяснения, обязательные к исполнению судами нижестоящих инстанций. Полный текст можно (и рекомендуется) прочитать здесь.

Приведу несколько интересных выдержек:

Непосредственная угроза применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица, может выражаться, в частности, в высказываниях о намерении немедленно причинить обороняющемуся или другому лицу смерть или вред здоровью, опасный для жизни, демонстрации нападающим оружия или предметов, используемых в качестве оружия, если с учетом конкретной обстановки имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

При защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вредпосягающему лицу.
При посягательстве нескольких лиц обороняющееся лицо вправе применить к любому из посягающих такие меры защиты, которые определяются характером и опасностью действий всей группы.

При выяснении вопроса, являлись ли для оборонявшегося лица неожиданными действия посягавшего, вследствие чего оборонявшийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения, следует принимать во внимание время, место, обстановку и способ посягательства, например, в ночное время с проникновением в жилище.

Состояние необходимой обороны может иметь место в том числе в случаях, когда:

— защита последовала непосредственно за актом хотя и оконченного посягательства, но исходя из обстоятельств для оборонявшегося лица не был ясен момент его окончания и лицо ошибочно полагало, что посягательство продолжается;

— общественно опасное посягательство не прекращалось, а с очевидностью для оборонявшегося лица лишь приостанавливалось посягавшим лицом с целью создания наиболее благоприятной обстановки для продолжения посягательства или по иным причинам.

— переход оружия или других предметов, использованных в качестве оружия при посягательстве, от посягавшего лица к оборонявшемуся лицу сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства, если с учетом интенсивности нападения, числа посягавших лиц, их возраста, пола, физического развития и других обстоятельств сохранялась реальная угроза продолжения такого посягательства.

Судам надлежит иметь в виду, что обороняющееся лицо из-за душевного волнения, вызванного посягательством, не всегда может правильно оценить характер и опасность посягательства и, как следствие, избрать соразмерные способ и средства защиты.

Полный текст, как и все юридические документы, значительно больше и читается достаточно занудно, но тем не менее он вполне доступно объясняет допустимые пределы при самообороне в РФ и стоит того, чтобы внимательно с ним ознакомиться. Исходя из разъяснений пленума Верховного суда РФ, многих дел, о которых говорится в СМИ, не должно быть в принципе. Тем не менее, их появление говорит о том, что разъяснения Пленума Верховного суда, судя по всему, большинством судей или не изучались или были проигнорированы.
В тюрьму за самооборону: жизнь или свобода?

Выдвигались гражданские инициативы, например, такие как «Мой дом – моя крепость», принятие которой позволило бы в принципе исключить уголовную ответственность при самообороне на своей территории, включая места временного проживания. Для преступников такая ситуация создала бы огромные проблемы, с высокой вероятностью существенно снизилось бы количество грабежей, а те что осуществлялись бы, стали бы чаще заканчиваться трагически уже для самих преступников. Но несмотря на то, что инициатива собрала достаточно большое количество голосов, Государственная Дума РФ данную инициативу отклонила на начальном этапе.







А как у них?



Проблемы с самообороной существуют не только в России, но и во многих других странах. Раскрытие этой темы может занять не одну статью. Грубо, с исключениями, можно сказать что во многих странах Европы граждане законодательно обречены быть «терпилами», полагаясь только на правоохранительные органы. Если же правоохранительная система даёт сбой, то рекомендуется терпеливо сносить побои, изнасилования, грабежи и увечья. Такая же ситуация существует и в странах Азии.

В плане самообороны наиболее лояльное к гражданам законодательство существует в США, например, закон «Stand your ground» – «Стоять на своём», принятый с некоторыми вариациями в 27 штатах, означает что Вы имеете право защищаться всеми доступными средствами если считаете, что вашей жизни грозит опасность. Даже если на вас нападает полицейский или военный Вы имеете право стрелять на поражение и Вам за это ничего не грозит.
В тюрьму за самооборону: жизнь или свобода?

На въезде в штат Айдахо:

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ШТАТ АЙДАХО! ТЕРРОРИСТЫ И УГОЛОВНИКИ, ВНИМАНИЕ!

Свыше 170 тысяч жителей штата имеют разрешение на скрытое ношение оружия, а около 60% остальных — просто не заморочились приобретением лицензии, поскольку ее наличие не является обязательным. Примите во внимание, что значительная часть населения штата вооружена и готова защитить себя и других от преступных действий.

ВАС ПРЕДУПРЕДИЛИ!

Однако для вашего удобства штаты Калифорния, Нью-Йорк и Иллинойс разоружили своих граждан».

Губернатор штата Миссури подписал постановление, согласно которому жители штата имеют право открывать огонь на поражение по преступнику, нелегально проникшему в их дом, автомобиль, тент или иное жилище. Теперь закон не требует, чтобы владелец жилья сперва использовал возможность отступления, и гарантирует защиту от судебного преследования даже если возможность отступить имелась. Кроме того, теперь жителям Миссури не нужно получать предварительное разрешение местного шерифа на покупку короткоствольного оружия. Фактически это реализованная российская инициатива «Мой дом – моя крепость».

Можно ещё вспомнить штат Вермонт, в котором не нужно никаких специальных разрешений на огнестрельное оружие и его ношение (скрытое или открытое) и который при этом традиционно входит в первую тройку самых безопасных штатов США. Это штат с одним из самых низких показателей убийств, ограблений, нападений и изнасилований на душу населения.
Представитель штата Вермонт Фрэд Маслак предложил регистрировать тех, кто не владеет оружием и обязать их платить налог штату в размере 500 долларов. Таким образом, Вермонт вводит налог на особый вид роскоши – право возлагать свою безопасность на плечи других. Логика законопроекта весьма проста: люди без оружия требуют больше защиты со стороны сил правопорядка, соответственно, должны платить больший налог за эту защиту. Законопроект не был принят, но само его появление много говорит о менталитете жителей этого штата.

Впрочем, не стоит делать из США «землю обетованную» в плане самообороны, очень многое зависит от законодательства штата. В штате Миннесота приговорили к пожизненному заключению без права на помилование 65-летнего Байрона Смита, который в 2012 году на День Благодарения застрелил двух подростков, забравшихся к нему в дом. Пенсионера обворовывали шесть раз, после чего он устроил засаду и застрелил забравшихся в дом подростков 17 и 18 лет.
В тюрьму за самооборону: жизнь или свобода?

Байрон Смит

К сожалению, данный случай далеко не единственный. Согласно решениям судей в этом и аналогичных случаях, обороняющийся провоцировал преступников, что в части проникновения в жилище само по себе является абсурдом. Они залезли в дом умышленно, как делали это и ранее, и точно продолжили бы делать это потом. Если бы их поймала полиция после или во время совершения преступления, то они должны были бы получить стандартный срок за кражу или ограбление (отсидев который, скорее всего, вернулись бы к прежнему занятию), но если уж они столкнулись с хозяевами дома, то право на самооборону в этом случае должно быть безусловным. Безнаказанность порождает беззаконие, которое в конечном итоге выливается в изуверские преступления. Достаточно вспомнить дело «забайкальских выродков», о котором говорилось в статье Смертная казнь 2019. Время пришло? Представим на секунду, что хозяин дома застрелил или зарезал «забайкальских выродков» – четырёх подростков 14-15 лет, сколько воплей издали бы по этому поводу излишне либеральные граждане, как же, деток поубивали, и сколько лет дали бы обороняющемуся. Но самообороны не было, и в результате хозяин дома мёртв, а его жена избита и изнасилована.

Лучше пусть судят двенадцать, чем несут шестеро



Именно этой фразой можно сейчас руководствоваться тем, кто подвергается преступным посягательствам. В случае самообороны лучше подвергнуть себя риску тюремного заключения, чем стать клиентом ритуальных агентств. Живой человек может добиваться справедливости, писать президенту и в СМИ, нанять адвоката и дойти до Верховного суда, у покойника дорога только одна. Не стоит полагаться на милость преступников. Статистика убийств, изнасилований и нанесения тяжких телесных повреждений, не афишируемая МВД, говорит о том, что рассчитывать на благополучный исход можно нечасто. Правило, чем беззащитнее жертва, тем более жестоко ведёт себя преступник, работает почти всегда.

В то же время декриминализация самообороны крайне важна, даже куда более важна, чем легализация огнестрельного короткоствольного оружия. При этом легализация огнестрельного короткоствольного оружия находится в прямой зависимости от декриминализации самообороны, поскольку выдвигаемый противниками легализации пистолетов тезис о его частом применении в преступных целях во многом основан на статистике применения, квалифицированного как незаконное, именно вследствие превышения пределов самообороны.

Из всего многообразия возможных форм самообороны, при которых потерпевший превращается в обвиняемого, наибольший общественный резонанс вызывает самооборона при проникновении в жильё и самооборона при попытке изнасилования.

С учётом этого и вышеизложенных в статье материалов можно предложить несколько направлений движения по декриминализации самообороны:

1. По поводу проникновения в жильё важнейшим механизмом в вопросе декриминализации самообороны является принятие поправок к закону в соответствии с принципом «Мой дом – моя крепость». Совсем недавно с этой инициативой выступил лидер ЛДПР Владимир Жириновский, но насколько он и его партия готовы довести это дело до конца, или всё ограничится популистскими заявлениями, покажет время.

2. По поводу самообороны при попытке изнасилования, на мой взгляд, данные действия явно подпадают под первую часть статьи 37 по той причине, что незащищённый половой акт может привести к заражению ВИЧ-инфекцией, гепатитом или иным заболеванием, передающимся половым путём, т.е. фактически причинения тяжкого вреда здоровью. Поскольку насильник контрацептивы и справку о здоровье не предъявляет, а уровень заболеваемости указанными заболеваниями весьма высок, то жертва вполне вправе рассматривать риск инфицирования как реальный и действовать исходя из предполагаемых последствий заражения. И было бы замечательно, если бы Верховный суд РФ выпустил свои разъяснения относительно данного вопроса и довёл их до судов первой инстанции.

3. Необходимо полностью отменить ответственность за превышение самообороны при любых насильственных действиях со стороны нападавшего. Причина очень проста. В момент нападения потерпевший не может оценивать, насколько далеко зайдут действия нападавшего. В сети интернет полно видеозаписей о том, как человека убивают одним ударом. Исходя из этого, как и в пункте 2, само насильственное нападение является исчерпывающим основанием для реализации в РФ принципа «Стоять на своём». Основным критерием здесь является подтверждение того, что нападение действительно было совершено преступником первым.

4. Важным фактором может стать запрет на ограничение свободы на период следствия по любым делам о превышении самообороны, в том числе на период апелляции в вышестоящих судах. Это позволит обвиняемому в превышении самообороны эффективнее организовывать свою защиту и не сидеть 2-3 года в тюрьме, прежде чем его оправдают в Верховном суде РФ.

5. Наконец, необходимо обеспечить развитую адвокатскую поддержку по делам о самообороне. В этом смысле общественным движениям по легализации огнестрельного короткоствольного оружия необходимо изначально сосредоточиться на этом вопросе, поскольку декриминализация самообороны, как уже говорилось ранее, важнейший этап легализации оружия. Хорошим решением может стать страхование или что-то вроде «подписки», когда человек ежемесячно платит небольшую сумму, но в случае подпадания под превышения самообороны получает бесплатную адвокатскую поддержку. Как минимум необходимо создание реестра адвокатов, специализирующихся именно на делах по превышению самообороны.

В следующих материалах мы рассмотрим вопросы легализации огнестрельного короткоствольного оружия и виктимности населения в контексте легализации оружия и расширения пределов самообороны.

Андрей Митрофанов

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: