Безопасный для природы капитализм – это миф?


Безопасный для природы капитализм – это миф?


Защита запасов атмосферного кислорода является глобальной приоритетной проблемой, однако «воз и ныне там».


В 988 году каган Вольдемар I, приёмный сын великого Киевского князя Святослава, провёл «крещение Руси». Фактически была проведена смена цивилизационного уклада: вместо ведического уклада предков была внедрена цивилизация, основанная на «банковском проценте».

Однако в 1917 году Россия вышла из цивилизации, основанной на «банковском проценте», и начала бурно развиваться на основе общенародной собственности на средства производства. Но человеческий эгоизм у руководящей верхушки страны взял верх над альтруизмом и почти через 75 лет, в 1991 г., Россия вернулась к цивилизации, основанной «на банковском проценте».
Сейчас уже многим ясно, что такая цивилизация обречена на экологическое самоуничтожение. Тем ни менее "Легче представить конец мира, чем конец капитализма" – сказал американский философ Фредерик Джеймисон, и девизом Конференции Организации Объединённых Наций по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 году стало: «Мы не получили эту Землю в наследство от отцов, мы взяли её взаймы у наших внуков».

Провозглашённый Конференцией Принцип 2 гласит:

https://www.skip.ru/content/ass_Dub/img/konf/LUA05_O2.pdf

«В соответствии с Уставом Организации Объединённых Наций и принципами международного права, государства имеют суверенное право разрабатывать свои собственные ресурсы согласно своей политике в области окружающей среды и развития и несут ответственность за обеспечение того, чтобы деятельность в рамках их юрисдикции или контроля не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов за пределами действия национальной юрисдикции»!

Так как же устроено главное – энергетическое обеспечение этой нашей сегодняшней цивилизации? В настоящее время принято делить источники энергии на возобновляемые и невозобновляемые. Исходя из понятий «возобновляемые» и «невозобновляемые» это разделение может быть классифицированно следующим образом:

Невозобновляемые источники энергии:- органическое горючее, при потреблении атмосферного кислорода для его сжигания не происходит дальнейшего восстановления кислорода растительным миром;

- ядерное топливо, выделяющее тепловую энергию за счет деления изотопов природного происхождения.
Возобновляемые источники энергии:

- за счет гравитационной энергии – энергия приливов и отливов;

- геотермальные источники;

- за счет солнечной энергии – гелиотермические, гелиоэлектрические, гелиохимические, гидроэнергетические, ветроэнергетические, а так же органическое горючее в том или ином виде при восстановлении затраченного на его сжигание атмосферного кислорода растительным миром на территории страны;

- атомные реакторы при восстановлении в том или ином виде делящихся изотопов атомной энергетикой страны.

Как известно, полномасштабное удовлетворение энергетических потребностей человечества могут дать сегодня только органическое топливо и ядерная энергия.

Рассмотрим более подробно понятия «органическое топливо» и «органическое горючее», а также выполнение различными государствами вышеупомянутых международных норм и принципов применительно к потреблению органического топлива.

Природное топливо представляет собой совокупность какого-то горючего – угля, нефти, природного газа, биомассы, и окислителя – атмосферного кислорода. Уголь своим происхождением обязан, как общепринято считать, древним торфяным болотам, в которых, начиная с девонского периода, накапливались органические вещества.

В понимании процессов образования нефти и газа сегодня происходит научная революция. Она связана с рождением новой науки: «Биосферной концепции нефтегазообразования», которая, по мнению авторов, принципиально решила эту проблему, сформулированную более 200 лет. Однако наука возникла всего лишь 25 лет назад, причем, в нашей стране.

До этого было два разных подхода к решению этой проблемы. Один, основанный на «органической» гипотезе нефтегазообразования, а второй — на гипотезе «минеральной».

Сторонники органической гипотезы полагали, что углеводороды (УВ) нефти и газа образуются в результате преобразования останков живых организмов, погружающихся в земную кору в процессах осадконакопления. Приверженцы минеральной гипотезы считали нефть и газ продуктами дегазации недр планеты, поднимающимися к поверхности с больших глубин и накапливающимися в осадочном чехле земной коры.

Главным следствием сегодняшней «Биосферной концепции нефтегазообразования», разрабатываемой Институтом проблем нефти и газа РАН, является вывод о неисчерпаемости нефти и газа как полезных ископаемых, которые восполняются по мере разработки их месторождений.

Образуются месторождения природного газа и нефти, если смесь синтезированных тем или иным способом УВ не проникает в земную атмосферу через земную кору. Когда эта смесь прорывается в земную атмосферу, то огромная тепловая энергия реакций соединения атмосферного кислорода с водородом, метаном и другими углеводородами в жерлах вулканов плавит горные породы до 1500 0C, превращая их в потоки раскалённой лавы.

Если смесь газов проникает через почву в степях и лесах, то там возникают катастрофические пожары. В атмосферу при этом выбрасываются тысячи кубических километров газов, в том числе продуктов сгорания водорода и метана – водяного пара и углекислого газа – основы «парникового» эффекта. А миллионами лет нарабатываемый при разложении воды и углекислого газа растительным миром биосферы атмосферный кислород теряется безвозвратно при соединении с водородом и образовании воды.

Питер Вард из университета Вашингтона нашёл причину «Великого вымирания», случившегося 250 миллионов лет назад. Изучив химические и биологические «следы преступления» в осадочных породах, Вард пришёл к выводу, что они были вызваны высокой вулканической активностью в течение нескольких миллионов лет в той области, которая теперь называется Сибирью. Вулканы не только нагревали атмосферу Земли, но и выбрасывали в неё газы.

Кроме того, в этот же период в результате испарения воды произошло значительное понижение уровня Мирового океана и на воздух были выставлены огромные площади морского дна с залежами газогидратов. Они «экспортировали» в атмосферу гигантские количества разных газов и, в первую очередь, метана – самого эффективного парникового газа.

Всё это привело как к дальнейшему быстрому потеплению, так и к снижению доли кислорода в атмосфере до 16% и ниже. А поскольку концентрация кислорода падает с высотой вдвое, то сократилась пригодная для существования животного мира площадь на планете. «Если вы не жили тогда на уровне моря, то вы вообще не жили» – говорит Вард.

Легко проследить дальше судьбу вулканических водяного пара и углекислого газа. Водяной пар «секвестрировался» конденсацией, а углекислый газ опять миллионами лет «секвестровался» в биомассе растительного мира планеты в результате реакции фотосинтеза с образованием молекулярного атмосферного кислорода.

При попадании в пористую и проницаемую среду морского или океанического дна не происходит всплывания нефти и газа, так как сила поверхностного натяжения на разделе нефть-вода или газ-вода в 12-16 тысяч раз больше силы всплывания нефти. Нефть и газ остаются сравнительно неподвижными пока новые порции нефти и газа не продвинут их залежи. При этом газы соединяются с водой, образуя залежи газовых гидратов, напоминающих по внешнему виду лёд, – 1 м3 газогидрата содержит примерно 200 м3 газа. Полагают, что газовые гидраты имеются почти в 9/10 всего Мирового океана, и концентрация метана в осадках морского дна вполне сопоставима с содержанием метана в обычных месторождениях, а иногда превышает его в несколько раз.

Запасы газогидратов в сотни раз превосходят запасы нефти и газа во всех разведанных месторождениях. Надо добавить, что тектоническая активность подводных недр периодически разрушает газогидратные залежи.
Так, например, дно Мексиканского залива в районе Бермудского треугольника в результате тектонического разрушения газогидратных залежей периодически фонтанирует мощнейшими газовыми потоками, образующими на поверхности моря громадные купола воды и газа.

Эти купола на экранах судовых радаров фиксируются как «острова». При приближении к ним корабль теряет, естественно, свою архимедову подъёмную силу со всеми следующими отсюда последствиями, а «острова» исчезают. При разрушении газогидратов происходит резкое понижение температуры в пласте, и в результате создаются условия для образования нового газогидратного льда и запечатывания газоносных отложений.

Нами были собраны из различных литературных источников исходные данные на конец XX века по эколого-энергетическим характеристикам 30 стран мира, включающие следующие показатели:

- величины ежегодного потребления каждой страной угля, газа, нефти;

- структуру и площади фотосинтезирующей биоты (растительного мира) на территории каждой страны и выполнены расчеты производительности фотосинтеза растительного мира каждой из этих стран мира на конец XX века, учитывающие многие факторы, в том числе:

- поглощение СО2 листьями, оно начинается по достижению ими одной четверти окончательного размера и становится максимальным при достижении трех четвертей конечного размера листа;

- среднедневные фотосинтезирующие свойства растений в разных геогра­фических широтах;

- разные свойства различных жизненных форм растений;

- индексы листовой поверхности;

- разный класс бонитета (отношения средней высоты и возраста основной части древостоя верхнего яруса);

- поглощение СО2 растениями в водной среде, оно для каждого региона определялось с учётом коэффициента световой облучённости водного объёма, зависящего от прозрачности воды и пр.

Исходные данные хотя и собирались из различных литературных источников, но они, как выяснилось, адекватны состоянию 1990-х годов. Об этом, в частности, говорит близкое совпадение величин антропогенных выбросов углекислого газа, полученных нами расчётным путём, и выбросов, заявленных странами в Приложении 1 к Киотскому протоколу.

В результате наших расчётов оказалось, что общегодовое производство растительным миром суши Земли «чистой первичной продукции» атмосферного кислорода составило ~168,3*109 тонн, при годовом потреблении растительным миром углекислого газа атмосферы ~ 224,1*109 тонн.

Сегодня ежегодное промышленное потребление кислорода из атмосферы для сжигания органического топлива на планете приближается к 40 млрд. тонн, и в совокупности с естественным потреблением природой (~ 165 млрд. тонн) намного превысило верхнюю границу оценки его воспроизводства в природе.

Во многих промышленно развитых странах эта граница давно уже пройдена. Да и согласно заключению специалистов Римского клуба, уже с 1970 года вырабатываемый всей растительностью Земли кислород не компенсирует его техногенного потребления, и дефицит кислорода на Земле с каждым годом возрастает.

Сегодняшняя атмосфера Земли весит ориентировочно 5150000*109 тонн и включает в себя, в том числе, кислород – 21% (оптимистически принималось нами при некоторых расчётах), т. е. 1080000*109 тонн, углекислый газ – 0,035% . т. е. 1800*109 тонн, пары воды – 0,247%, т.е. 12700*109 тонн.

Интересно было оценить, за сколько лет при прекращении поступления углекислого газа в атмосферу при сегодняшней мощности растительного мира Земли, растения исчерпают его сегодняшний запас? Оказывается, за 8-9 лет! После чего растительный мир, лишённый питающего его атмосферного углекислого газа, должен прекратить свое существование, а за ним исчезнет и животный мир Земли, лишенный своей растительной пищи. А если попытаться сжечь весь водород и его соединения? Тогда необратимо израсходуется весь атмосферный кислород планеты и всю историю жизни на Земле придётся писать заново.

Четыре миллиарда лет назад углекислого газа в атмосфере Земли было чуть ли не 90%, сегодня – 0,035 %. Так куда же он делся?

Известно, что как только на планете появилась жизнь в виде первичных оксигенных бактерий и до современных покрытосеменных растений, они стали, разлагая углекислый газ и воду, синтезировать углеводы, из которых строили собственные тела. Кислород же выбрасывался в атмосферу, замещая в ней углекислый газ.

Процесс этот, называемый фотосинтезом, каталитический, с образованием молекулярного атмосферного кислорода – энергетической основы нашей сегодняшней цивилизации:
6CO2 + 6H2O + СОЛНЕЧНАЯ ЭНЕРГИЯ = C6H12O6 + 6O2

С энергетической точки зрения фотосинтез есть процесс превращения энергии солнечного света в потенциальную химическую энергию продуктов фотосинтеза – углеводов и кислорода атмосферы.

Кроме того, из свободного кислорода в атмосфере стал формироваться озоновый слой, защищающий живые организмы.

Предполагается, что около 1,5 млрд. лет назад содержание кислорода в атмосфере достигло 1% от его современного количества. Тогда были созданы энергетические условия для появления животных, которые при пищеварении окисляли атмосферным кислородом углеводы, составляющие растения, и вновь получали свободную энергию, используя её уже для собственной жизнедеятельности. Возник сложный энергетический биоценоз «флора-фауна», который и начал свою эволюцию.

В результате эволюционных динамических процессов в биосфере Земли были сформированы определенные условия для саморегуляции, называемой гомеостазом, постоянство которых во времени необходимо для устойчивого развития всей биосферы и нормального функционирования совокупности всех живых организмов, составляющих её сегодня.

Однако происходящий сегодня в короткий эволюционный период бурный рост энергетического потребления человечеством атмосферного кислорода ведёт к выходу всей сегодняшней биосферы за границы её возможностей по саморегуляции, так как времени происходящих изменений явно недостаточно, чтобы экосистемы биосферы естественно приспособилась к ним.

Академик Никита Моисеев (1917-2000), разрабатывая модели динамики биосферы, вышел на проблему «Быть, или не быть человечеству?!». Он предупреждал: «Следует лишь понять, что равновесие биосферы уже нарушено, и процесс этот развивается по экспоненте».

Инженер-энергетик И.Г. Катюхин, (1935-2010) в докладе «Причины Глобальной катастрофы и гибели цивилизаций» на Международной конференции по климату в Москве 30.09. 03 г. говорил:

«За последние 53 года люди уничтожили около 6 % кислорода и его осталось менее 16 %. В результате высота атмосферы понизилась почти на 20 км, улучшилась проницаемость воздуха, Земля стала получать больше солнечной энергии и климат стал теплеть. Океаны и моря стали больше испарять воды, которая неизбежно воздушными циклонами должна переносится на материки.







Одновременно, с уменьшением высоты атмосферы, холодные её горизонты, ранее располагавшиеся на высоте 8 – 10 километров и выше, сегодня опустились до 4 – 8 км, приблизив, тем самым, холод космического пространства к земной поверхности. Массы воды, испарённые над океанами, устремляясь на сушу, вынуждены проходить над горными вершинами континентов, которые поднимают их в холодные горизонты атмосферы.

Там испарения быстро конденсируются и охлаждёнными каплями падают на земную поверхность, охлаждая нижние потоки испарений. За горными хребтами образуется эффект «конденсатного вакуума», который буквально «втягивает» в себя влажные массы воздуха с равнин, создавая потопы и разрушения. Тридцать и более лет назад, когда холодные горизонты атмосферы располагались на высоте 8 – 10 км и выше, влажные потоки испарений свободно проходили над горами и достигали середины континентов, выпадая дождями там. После 2004 г. дожди станут выпадать над морями и океанами.

На континентах наступят засушливые годы, уровень подземных вод катастрофически опуститься ниже, реки станут мелеть, растительность чахнуть. Ближе к побережью люди будут переносить более страшные наводнения, а в серединной части континентов ускорится опустынивание земель. Остановить эти процессы другим путём, кроме восстановления кислородного баланса, невозможно!».

В публикации «Ждём, когда самолеты не смогут взлетать?!», отмечается:

«За 52 года мы потеряли 16 мм. рт. ст., или около 20 км. высоты атмосферы! Если в начале прошлого века верхняя граница проникновения кислорода располагалась на высоте 30-45 км (граница озонового слоя), то сегодня она снизилась до 20 км. Если самолеты летают сегодня на высоте 7-10 км, то на этой высоте им осталось летать не более 30-40 лет. Недостаток кислорода будут ощущать, прежде всего, страны с жарким и влажным тропическим климатом.

И в самое ближайшее время такими странами станут Индия и Китай, сосредоточившие огромный промышленный потенциал, который в скором времени будет вынужденно остановлен не по причине экологического загрязнения (фильтры поставить можно), а по причине отсутствия кислорода».

Главная геофизическая обсерватория им. А.И. Воейкова Росгидромета, которая, обязана следить за состоянием атмосферы, на запрос И.Г. Катюхина: «сколько кислорода осталось в атмосфере сегодня?», отвечает: «В настоящее время снижение кислорода в атмосфере Земли незначительно и пока не вызывает беспокойства. Другое дело рост СО2».

И доктор физ.-мат. наук, профессор, И. Л. Кароль начинает считать, сколько потребляется атмосферного кислорода при сжигании УВ на образование СО2 , не понимая (!), что такое же количество кислорода при этом одновременно тратится безвозвратно на образование пара H2O (тоже парникового газа). В моей статье «Компрадоры в России и климат», опубликованной в PRoAtomе [13/09/2016], подобные манипуляции моих «героев» изложены более подробно.

Итак, если уже общее содержание кислорода в атмосфере достигает, или уже достигло, порога, когда и озоновый слой начинает истощаться, (хотя задача сохранения этого слоя была и сегодня остаётся одной из важнейших экологических проблем современности), то становится ясно, что мощность всей земной энергетики, использующей горючее, не должна была бы превышать определённого уровня, соответствующего мощности растительного мира Земли по воспроизводству атмосферного кислорода с учётом антропогенно сжигаемого!

Такой международный порядок сбалансированного потребления горючего и должен был бы быть установлен и для каждой страны. Тогда при его соблюдении можно будет утверждать, что страна пользуется «возобновляемыми» или «восполняемым» источником энергии при сжигании топлива В таком случае Принцип 2 Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро,1992 год) ею не нарушается и она не наносит ущерба окружающей среде других государств

Вот и весь весьма простой механизм образования органического топлива на Земле, как совокупности различного вида горючего (угля, водорода, метана, нефти и различной «биомассы») и окислителя (атмосферного кислорода), а также элементарно необходимые правила его потребления.

Однако мировое сообщество, похоже, не собирается соблюдать эти правила, как и упомянутый Принцип 2 Конференции ООН по окружающей среде и развитию. Большинство промышленно развитых стран уже давно стали странами – «паразитами», у которых промышленное потребление атмосферного кислорода на их территории многократно превышает воспроизводство в виде «чистой первичной продукции» растительным миром атмосферного кислорода на их территории.

Но они и не собираются нести ответственность за то, чтобы деятельность в рамках их юрисдикции и/или контроля не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов за пределами действия национальной юрисдикции. Россия, Канада, Скандинавские страны, Австралия, Индонезия, другие страны – это «доноры», которые безвозмездно снабжают страны – «паразиты» атмосферным кислородом.

Можно считать, что в странах – «паразитах» антропогенное потребление атмосферного кислорода происходит за счёт всей чистой первичной продукции кислорода фотосинтезирующих организмов на территории своей страны, а также на территориях других стран – «доноров».

Гетеротрофное потребление атмосферного кислорода (корнями, грибами, бактериями, животными, в том числе и дыханием человека) происходит исключительно за счёт запасов атмосферного кислорода, наработанного на планете миллионами предыдущих поколений фотосинтезирующих организмов.

У стран – «доноров» антропогенное потребление атмосферного кислорода происходит исключительно за счёт части чистой первичной продукции фотосинтеза на территории страны, а гетеротрофное потребление атмосферного кислорода – за счёт недоиспользованной при антропогенном потреблении чистой первичной продукции фотосинтеза, а в отдельных странах – и запасов атмосферного кислорода.

Такое разнесение поглощения атмосферного кислорода обусловлено тем, что всё живое на планете Земля имеет естественное право дышать. При этом следует иметь в виду, что гетеротрофное потребление атмосферного кислорода не входит в рамки юрисдикции какого-либо государства.

В странах Евросоюза на конец XX века фотосинтезирующими организмами на его территории производилось примерно 1,6 Гт атмосферного кислорода и в то же время его антропогенное потребление составляло примерно 3,8 Гт. В России же в этот период фотосинтезирующими организмами производилось на территории страны около 8,1 Гт атмосферного кислорода, а его антропогенное потребление составляло всего 2,8 Гт.

Многие защитники глобализации предлагают сегодня рассматривать запас атмосферного кислород как запас «практически неисчерпаемый» или, в лучшем случае, его антропогенное потребление – не поддающееся контролю.

То есть, по их мнению (Альберта Арнольд (Эл) Гора-младшего и Ко), антропогенные выбросы углекислого газа на территории поддаются контролю, а антропогенное потребление запасов атмосферного кислорода якобы не поддаётся контролю. Но ведь в методическом плане есть соответствующий правовой прецедент. Ещё 6 октября 1998 года Питер Ван Дорен в Cat Policy Analysis № 320 писал:

«В США право собственности позволяет землевладельцам извлекать полезные ископаемые, том числе нефть и природный газ, из той земли, которой они владеют.

Однако подземные нефтяные и газовые потоки не считаются с правом собственности на земную поверхность. Если на своём участке землевладелец попытается максимизировать свой собственный доход от извлечения нефти и газа, то общая эксплуатация нефтяного и газового месторождения для других собственников будет уже неэффективной.

Поэтому условия «объединительных контрактов» предусматривают передачу землевладельцами своего права бурить и эксплуатировать скважину некоему оператору, стремящемуся к максимизации общего дохода, а взамен они получают свою долю прибыли с месторождения вне зависимости от того, производятся ли работы на их земле».

На наш взгляд, принцип «объединительных контрактов» может быть положен и в основу права при использовании атмосферного кислорода в качестве окислителя органического горючего с передачей функций «оператора» некой международной организации. Россия располагает гигантским резервом квот на атмосферное природопользование с использованием своего растительного мира для восстановления на планете антропогенно поглощённого атмосферного кислорода и поглощения планетарного антропогенного углекислого газа.

Ясно, что глобализация должна быть увязана с использованием этого резерва и в международной торговле. Станы БРИКС уже сейчас могут создать такого общего «оператора» и заключить «объединительные контракты».

При установлении определённых международных правил, покупка органического горючего должна сопровождаться предъявлением соответствующей лицензии на право покупателя сжигать атмосферный кислород в требуемом объеме или приобретением у «оператора» – некой международной организации, созданной на принципах «объединительных контрактов», таковой же лицензии для покупки горючего (нефти, газа, угля).

Страны Евросоюза испытывают экологический кризис, в первую очередь из-за потребления органического топлива, многократно превышающего возможности окружающей среды на их территориях по восстановлению антропогенно поглощаемого атмосферного кислорода и поглощению антропогенного углекислого газа. Тем не менее, политическое давление «зелёных» там направлено против атомной энергетики. Так как же поддерживать и развивать экономику без эффективного производства электроэнергии?

В новой, либерализированной, модели энергетики не удаётся найти места для ядерной энергетики. Будучи сейчас необходимой для общества, ядерная энергетика оказывается невыгодной для частных инвестиций – основного двигателя энергетического будущего всего мира при неолиберальной экономике.

Ведь все действующие сегодня в мире атомные станции были построены в своё время государственными или частными монополиями, которые действовали в рамках прежней модели экономики. Новая модель сделала инвестиции в капиталоёмкую ядерную энергетику невыгодной для частных инвесторов, хотя на ядерную энергетику и сохранился общественный спрос.

«Фундаментальный вопрос – смогут или нет регулирующие и законодательные нормы оправдать капиталовложения в атомную энергетику, чтобы она могла конкурировать с другими видами энергетики?» – этот вопрос задал Джордж Буш-младший после избрания его Президентом США. На наш взгляд, проблема решается довольно просто – введением необходимой платы за потребление «чужого» автотрофного атмосферного кислорода, то есть природного капитала, не находящегося в частной собственности.

Парадигмой развития атомной энергетики должна быть не исчерпаемость природного горючего на планете Земля, а исчерпанность возможностей растительного мира Земли по воспроизводству антропогенно поглощаемого атмосферного кислорода.

И ещё. По данным многих учёных, в том числе российского профессора Е.П. Борисенкова (Главная геофизическая обсерватория им. А.И. Воейкова), из 33,2о С повышения температуры в приземном слое атмосферы, которые даёт «парниковый эффект», только 7,2о С обусловлено действием углекислого газа, а 26о С при этом – парами воды.

Дело в том, что в создании «парникового эффекта» одна весовая часть углекислого газа принимает участие в 2,82 раза большее, чем одна весовая часть паров воды. В наше время парниковый эффект в приземном слое атмосферы в среднем на 78% обусловлен парами воды и только на 22% – углекислым газом.

Легко показать, что сегодня в суммарных парниковых выбросах при сжигании угля на ТЭС парниковая доля от водяного пара составляет 47,6%, при сжигании газа на ТЭС – 61,3% , а при сжигании чистого водорода – 100%! Тем самым даже с позиций сторонников антропогенного происхождения глобального потепления рассматривать следует не только антропогенные выбросы углекислого газа, но и антропогенные выбросы водяного пара, а квотировать – антропогенное потребление атмосферного кислорода.

Из всего сказанного выше следует, что защита запасов атмосферного кислорода от промышленного потребления является сегодня приоритетной задачей в сфере регулирования взаимоотношений между человечеством и природой и может решаться только развитием экономичной и безопасной атомной энергетики.

Однако при этом надо иметь в виду, что среднее время строительства 34 реакторов в мире в интервале от 2003 года к настоящему времени составляет 9,4 года.

Система издержек производства на АЭС за последнее десятилетие выросла с $1 тыс. до $7 тыс. за проектный кВт. И всё это находится в соответствии с «законом Гроша», согласно которому, «если техническая система совершенствуется на базе неизменного научно-технического принципа, то с достижением некоторого уровня ее развития стоимость новых ее моделей растет как квадрат ее эффективности».

Иными словами, нельзя без смены научно-технического принципа «примочками» и «нашлепками» на старый проект, как это сделано, например, в российском проекте АЭС «ВВЭР-ТОИ», создать конкурентоспособные новые энергоблоки АЭС.

И пока этого не происходит, рост энергопотребления человечеством при сегодняшней цивилизации, основанной на «банковском проценте», несмотря ни на что, будет происходить, в основном, за счёт роста углеводородной энергетики, а не в результате роста мощностей атомной энергетики.

Публикации по теме статьи:

Болдырев В.М., «Атмосферным кислородом по глобализации и кредиторам», «Промышленные ведомости» № 5-6 (16-17), март 2001г.

Болдырев В.М.. «Возобновляемые источники энергии, органическое топливо и экологичная атомная энергетики», доклад на Экспертной дискуссия на ИА REGNUM «Экономические и экологические последствия международных климатических соглашений для России, Россия, Москва, 17-18 марта 2016 года.

Болдырев В.М. «Возобновляемые источники энергии, органическое топливо и экологичная атомная энергетика», доклад на Десятой международной научно-технической конференции «Безопасность, эффективность и экономика атомной энергетики», Москва. 25-27.05.2016.

Болдырев В.М., «Безопасный для природы капитализм – это миф!?», АТОМНАЯ СТРАТЕГИЯ ХХI, июнь, 2016 г.

Болдырев В.М., «Безопасный для природы капитализм – это миф!?», доклад на семинаре в Обнинске 26.06.18 в годовщину пуска первой в мире АЭС.

Болдырев В.М., «Безопасный для природы капитализм – это миф!?», статья на сайте Ядерного общества России (http:/nsrus.ru 6.09.2018).

Болдырев В.М., заслуженный энергетик РФ, к.т.н.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: