ЗАПРЕЩЁННАЯ ТРЕЗВОСТЬ



Давайте посмотрим на хронологию борьбы с пьянством, которая, как это ни странно, часто превращалась в борьбу с трезвостью. Итак, поехали.




1858 Запрет приговоров в пользу трезвости
Население Российской Империи стало массово совершать так называемые приговоры в пользу трезвости — коллективно отказываться от употребления алкоголя. Участников этого движения, в основном крестьян, не устраивала ценовая политика питейных заведений. В Российской Империи действовала откупная система торговли алкоголем: купив у государства лицензию на продажу алкоголя, кабатчики могли сами устанавливать цены на него и нещадно взвинчивали их — если в начале 1850-х ведро водки стоило 3 руб., то к 58-му цена выросла до 10 руб. Тратить такие огромные деньги (средняя зарплата рабочего в это время составляла 15 руб.) на выпивку крестьяне считали нецелесообразным и целыми деревнями объявляли о начале трезвой жизни. Так, например, полностью перестали пить в селе Карамышеве, принадлежавшем князю Меншикову. 1800 жителей села, прежде тратившие на выпивку порядка 40 тыс. руб. в год, в 58 году отказались от алкоголя и не соглашались пить даже из бесплатных бочек, которыми кабатчики пытались вернуть своих клиентов. К весне 59 года стало ясно, что движение трезвости пользуется у населения таким успехом, что угрожает экономике страны, и Министерство финансов издало распоряжение, предписывавшее местным властям не допускать приговоров о трезвости. На этот запрет крестьяне отреагировали мощной волной бунтов, прокатившейся по 15 губерниям. Протестующие разгромили более 260 кабаков, в некоторых районах бунт пришлось подавлять войсками. В результате около 11 тыс. человек было отправлено в ссылку или на каторжные работы, так что движение постепенно сошло на нет.

1863 Запрет католических обществ трезвости

Пока в центральных губерниях шли «трезвые бунты», на Западе империи кампанию против пьянства развернула католическая церковь. Епископ Мотеюс Валанчюс велел подчиняющимся ему священникам дать обет воздержания от алкоголя и с 1858 года стал создавать при костелах общества трезвости. Прихожане клялись перед алтарем перестать пить и следить, чтобы не пьянствовали другие. Имена трезвенников вносили в специальную книгу, а тех, кто обет нарушал, прихожане наказывали — запирали в колокольне и иногда даже пороли. Всего за два года Валанчюс собрал в такие общества трезвости более 80% жителей Ковенской, Виленской и Гродненской губерний. Кампания оказалась даже слишком эффективной: в 1860 году налоговые поступления от продажи алкоголя в губерниях оказались меньше расходов на их сборы. Впрочем, судьбу проекта решила не экономика, а политика: после польского восстания в 1863 году гродненский, минский и виленский генерал-губернатор Михаил Муравьев увидел в антиалкогольной кампании средство консолидации католического населения, составлявшего в западных губерниях большинство, и, испугавшись возможных антироссийских выступлений, запретил общества и собрания, пропагандирующие трезвость, велев наказывать нарушителей штрафами, а в некоторых случаях и предавать военному суду.









1895 Марки вместо водки

В 1894 году министр финансов Сергей Витте инициировал введение в стране винной монополии, а заодно — попечительств о народной трезвости. Они должны были заняться просвещением населения и организацией обществ трезвости и доступных развлечений, которые составили бы альтернативу выпивке. Одним из первых мероприятий этой кампании стало открытие безалкогольных пространств — чистых чайных, где можно было перекусить, почитать газеты, поиграть в шашки или шахматы, купить конвертов, бумаги и марок. Помимо почтовых марок в обращение ввели особые марки (или боны) обществ трезвости, которые в качестве оплаты за обед принимали дешевые столовые, бакалейные лавки и те же чайные. Обеспеченные горожане покупали такие марки и раздавали их в качестве милостыни и как оплату за мелкую работу, чтобы нищие и разнорабочие тратили их не на выпивку, а на еду. Инициатива пользовалась популярностью — во Владимирской губернии, например, при населении в 1,5 млн человек в 1905 году чайные и столовые приняли от посетителей более 2 млн таких марок в качестве оплаты за обед — и оказалась живучей: обменять марки на обед можно было в сотрудничающих с обществами трезвости столовых вплоть до конца нэпа.

1900-е Театр вместо водки
Второй задачей попечительств и обществ трезвости было создание сети досуговых центров для населения. С конца XIX века по всей Российской Империи массово открывались общедоступные и самодеятельные театры, сады для гуляний с аттракционами и народные дома с образовательными курсами, лекциями, библиотеками и детскими развивающими кружками.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: